Люди

Кристина Терентьева: Спектакль — это живой организм

Кристина Терентьева: Спектакль — это живой организм

Писать о балете — все равно, что танцевать об архитектуре. Его надо видеть и чувствовать. Балет — одно из тончайших искусств, и нужно такое же тонкое строение души, чтобы без слов понимать эмоцию движений тела. Но мир вертится на бешеной скорости, и мы вместе с ним, а на молчание в несколько актов уже не остается времени.

Про закулисье театра и жизнь танцовщиц нам расскажет Кристина Терентьева — прима-балерина Театра оперы и балета и заслуженная артистка Молдавии.

Что значит быть прима-балериной Театра оперы и балета?

Ответственность перед зрителем и перед собой. Говорят, что кордебалет, глядя на разных ведущих танцовщиков, где-то подтягивается, а где-то расслабляется. Неважно, сколько спектаклей я "отскакала" за день, их качество не может зависеть от настроения или плохого самочувствия, домашних проблем и усталости. Ведь зритель по нашему выступлению делает выводы об истории, уровне танца и культуры. Это тяжелый труд, но я рада, что оправдала и свои надежды, и чаянья своих родителей.

Родители сыграли важную роль в вашей судьбе как балерины?

Да, они с детства пытались меня приобщить к искусству: народные танцы, художественная гимнастика и, конечно, балет.

Насколько я знаю, стать примой — это вершина карьеры балерины. Куда дальше?

В этом году мы с мужем окончили Институт искусств, кафедру хореографии, так что уже можем пробовать себя как хореографы. Тем более что мне это очень интересно.

А что делают девушки, которые не стали ведущими танцовщицами?

Конечно, когда девочка идет учиться на балерину, она стремится стать лучшей. Но из личного опыта могу сказать, что без хорошего кордебалета, без танцовщиков, выступающих в первой линии, без того же гримера и швеи качественного представления не получится. Спектакль — это живой организм, в него вкладывают очень многое и очень многие.

Какую роль играет возраст?

Довольно сложно сказать. Мышцы, сухожилия, даже моральное состояние в каждом возрасте подготовлены в разной степени. В 17 лет тебе даже разогреваться не нужно, но с каждым годом ты яснее понимаешь, что тело надо разминать и уделять ему все больше внимания. Хотя в балете, как и в жизни, возраст у каждого свой.

Каков мир балета?

Зависит от человека, от того, как он на него смотрит. Подводные камни есть в любых профессиях, и, если думать только о них, трудностей не оберешься. Не надо оглядываться на свои или чужие промахи. Я стараюсь жить в профессии и этим облагораживать, поднимать искусство балета, насколько это возможно.

За кулисами плетут интриги?

Не могу сказать с уверенностью, что этого нет. Но если ты остаешься честным перед собой и перед другими людьми, интриги редко тебя касаются.

Получается, между балеринами дружба есть…

Конечно, общение адекватное, у нас дружный коллектив. Хотя, знаешь, бывают такие артисты, которые рассказывают, что у них в театре ведущие балерины с кордебалетом не общаются — мол, это другой уровень. Но неужели важнее статус, чем человеческие отношения? На гала-концертах совершенно другая картина. Когда ты видишь, что звезды мирового уровня настолько легки и просты в общении, то понимаешь, что чем большего человек добился, тем он спокойнее относится к статусу.

Ты многим пожертвовали ради карьеры?

Не могу назвать это жертвой. В детстве я успевала и погулять, и потренироваться, даже на художественную гимнастику время находила. Сейчас в личной жизни тоже все хорошо. Жертвуют, наверное, те, кому их дело не нравится. А я получаю удовольствие от того, что превозмогаю себя.

Что вы предпочитаете — классические постановки или современную хореографию?

Я люблю все. Но мне кажется, что артист балета не может быть только артистом балета — он еще и актер. А современная хореография дает возможность раскрыться в этом плане. Сыграть сцену сумасшествия в "Жизель" или сцену смерти Никки в "Баядерке", безусловно, удивительно, но когда ты можешь разыграть на сцене жизненные ситуации, зрители видят, что с нами происходят те же самые драмы. Это сильнее их трогает.

К тому же в современных постановках необязательно надевать пуанты и используются разные световые и музыкальные эффекты. Хореографы зачастую сотрудничают с модельерами, и костюмы могут быть умопомрачительными.

Ваш муж — коллега по ремеслу, ведущий танцовщик. Сложно ли работать в одной сфере?

Нам это, наоборот, помогает. Кроме того, что балет нас соединил, он теперь и укрепляет наш союз. Например, можно бесконечно обсуждать работу, хотя Алеша считает, что должно быть разделение отдых–труд. Очень важно и то, что выезды на гастроли совместные. Многие пары расстаются из-за долгой разлуки.

Вы гастролируете по всему миру. Где вам больше всего понравилось выступать?

Для публики каждой страны найдется место в сердце артиста. Но особо интересно наблюдать за ее реакцией в разных концах света. В Англии весь акт проходит в полной тишине, зато, когда опускается занавес, они тебя просто не отпускают. В Испании стучат и кричат. Америка свободна даже в этом: когда хотят, тогда и выражают эмоции, иногда даже перебарщивают. В Канаде было интересно работать: публика очень душевная, не ожидали.

Уверена, что вы сравнивали уровень культуры других стран с нашим. Не становилось обидно?

Смотря за какое поколение. Те, кто постарше, хотят пойти в театр со всей семьей, но из-за того, что цены на билеты подняли, не могут себе этого позволить. И это обидно, потому что должны быть какие-то скидочные системы для студентов и пенсионеров — как в Европе. Зато когда были дешевые билеты, молодежь говорила: "А я не хочу за 40 лей вести девушку в театр, лучше мы в кино пойдем".

У вас подрастает дочь. Вы видите ее в балете?

Честно сказать, нам бы хотелось, чтобы она сама сделала выбор. Данные у нее есть, и мы пытаемся ее развить в разных областях. У нас еще есть пару лет, чтобы подумать. Пока заветные слова "Я хочу быть балериной" не произнесены, а  принуждать ее мы ни к чему не будем. Надеемся, она сама ко всему придет.

Наталья Сергеев

аllfun

Еще Люди